. .
Последние новости
Новый альбом немецких мелодик-рокеров Bonfire удивит многих. Группа, которую всегда считали...
 Я не согласен с тем, что Буш делает в Ираке, я всегда говорю, что он не прав, но 11 сентября...
Ближайшие концерты
  • 12.09.2014 - Stadthalle Neuenstadt, Neuenstadt, Германия
  • 09.09.2014 - Colos-Saal, Aschaffenburg, Германия
  • 10.10.2014 - Turock Gmbh, Essen, Германия

Интервью с Хансом Циллером, Darkside.ru, 2004. Часть 1

Новый альбом немецких мелодик-рокеров Bonfire удивит многих. Группа, которую всегда считали краеугольным камнем традиционной мелодик-рок сцены, вдруг решила рискнуть и начала экспериментировать с современными звуками и элементами. В принципе, этого уже достаточно, чтобы не упустить возможность пообщаться с гитаристом Хансом Циллером, который на пару дней оказался дома в разгар очередного немецкого турне своей группы.

Диск "Free" вышел на вашем собственном лейбле LZ Records. Почему вы прекратили многолетнее сотрудничество с крупной компанией BMG?

Мы по-прежнему работаем с BMG в Германии, Австрии и Швейцарии, но во всем остальном мире мы работаем индивидуально с каждой страной. Раньше BMG не особенно активно работали в других странах, они добивались успехов только на немецком рынке, и поэтому мы решили изменить условия контракта. Теперь мы сами продаем лицензии на выпуск альбома лейблам из других стран. Мне кажется, такой метод работы более продуктивен.

Не могу не согласиться, ведь благодаря этому "Free" вышел в России на лейбле Art Music Group.

Раньше так не получалось, потому что BMG было наплевать на другие страны. У них были права на выпуск наших альбомов по всему миру, но они раскручивали нас исключительно в Германии, что нам, разумеется, не нравилось. В конце концов, мы сказали: "Окей, хватит!"

Что случилось с вашим вторым гитаристом? Почему Крис Лаусманн вдруг покинул Bonfire?

 (Кашляет.) У нас начались личные проблемы. Кроме того, он хотел больше работать в студии над своими проектами. Он преподает в аудио-школе в Мюнхене и хочет уделять больше времени этой работе. Так что мы и Крис решили: "Хватит, давайте расстанемся". Но не подумай, что мы враги, мы - хорошие друзья, и сейчас между нами нет проблем.

Звучание "Free" сильно отличается от того саунда, с которым обычно ассоциируются Bonfire. Как вы решились на такие радикальные перемены?

Что ж, это наш одиннадцатый альбом, и никто не хочет есть одну и ту же пиццу на обед каждый день. К примеру, сегодня ты хочешь пиццу, а завтра - макароны или мясо. Так и с музыкой - никому не хочется играть одно и то же много лет подряд. Вот и нам захотелось сделать такой альбом, мы хотели, чтобы наши новые песни отличались от того, что у нас было раньше. Зачем нам еще один "Strike X" (2001) или еще один "Fireworks" (1987)? Мы их уже однажды сделали. Так что мы решили: "Давайте играть ту музыку, которая звучит в наших сердцах, которая рождается в нас", и мы написали песни, которые попали на "Free". Возможно, следующий альбом будет совсем не таким, мы не хотим повторяться. "Free" полностью соответствует своему названию - это диск, свободный от хард-роковых и металлических клише. Мы просто записали наши песни так, как хотели, не так, как хотели другие люди. И мы получили огромное удовольствие от этой работы - во время записи в студии мы чувствовали себя, как будто мы просто приходим в репетиционный зал, подключаем инструменты и играем. И "Free" звучит именно так, как будто его записали "с ходу", без напряжения.

В 1991 году, когда вышел диск "Knock Out", многие фэны сказали: "Хороший альбом, но это не Bonfire". Вы не боитесь, что сейчас повторится та же история?

Нет, не думаю, ведь вся разница заключается в продюсировании. Если бы мы записали "Free" так же, как "Fireworks" или "Strike X" - с пятью наложенными партиями гитары, триггерными барабанами и хорами в припевах, у нас бы получился тот же старый звук. Но мы так не хотели, зачем нам продолжать делать одно и то же? Я лично считаю, что мы остались прежними Bonfire - у нас тот же вокалист, тот же гитарист, тот же барабанщик и тот же басист, мы играем вместе уже шесть лет, и когда мы исполняем новые песни на концертах, они не так уж отличаются от старых. Во время "живых" выступлений звук не меняется от песни к песне, и я не вижу большой разницы между старым и новым материалом. Правда, новые вещи звучат чуть резче, они не так "перепродюсированы", как у нас иногда получалось раньше. Мы очень довольны новым альбомом, а с другой стороны, наш новый стиль может привлечь к нам интерес молодых фэнов, которые до этого, возможно, думали, что Bonfire уже давно распались. Так и нужно жить - быть свободным, делать, что хочешь, и завоевывать новых фэнов.

Расскажи, пожалуйста, о процессе написания песен в Bonfire. Авторами подавляющего большинства песен значитесь ты и вокалист Клаус Лессманн, но кто из вас занимается музыкой, а кто - текстами?

Начинается все с того, что я иду к себе в комнату, где у меня стоят усилитель и гитара. Там я записываю на пленку риффы, которые приходят мне в голову, и когда у меня появляются хорошие мелодии, я иду к Клаусу и говорю: "Окей, у тебя есть что-нибудь, что могло бы вписаться в эту песню?" Если Клаус говорит: "Вот этот рифф мне нравится", или: "Вот эта песня - супер", он начинает работать над текстами. Когда у нас накапливается песен 30, мы записываем демо в маленькой четырехдорожечной студии, показываем его остальным ребятам и спрашиваем: "Ну что, какие песни вам больше нравятся?" Вместе мы выбираем где-то 15 песен и начинаем работать над ними в репетиционном зале. Вот так обычно все и бывает.

На "Free" есть очень интересный трек "Rock'n'Roll Star", в котором Клаус читает рэп. О чем эта песня?

О клише в рок-бизнесе. В припеве поется: Если ты хочешь стать звездой рок-н-ролла, тебе обязательно нужно сделать то-то и то-то. Когда ты очень молод, менеджеры и лейблы приносят тебе на подпись безумные контракты, которые никто не читает. С нами в молодости было то же самое, мы подписывали все бумаги, не глядя, потому что мы хотели быть рок-звездами, хотели играть концерты и готовы были ради этого продать свои души. Но песня отражает и забавные стороны этого бизнеса. Бывает так, что твой менеджер тебя обманывает, но в песне такие события не трактуются как трагедия, они описываются с юмором в стиле Луи Армстронга. Вот такой странный трек получился.

Если судить по песне "Preachers & Whores", вся ваша группа просто ненавидит танцевальную музыку. Я прав?

Да! Это не настоящая музыка, это просто компьютерные звуки, которые даже не требуют от музыкантов умения играть. Для меня это вообще не музыка, это программирование.

© Русскоязычный фан-сайт группы Bonfire.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты | Друзья