. .
Последние новости
Новый альбом немецких мелодик-рокеров Bonfire удивит многих. Группа, которую всегда считали...
 Я не согласен с тем, что Буш делает в Ираке, я всегда говорю, что он не прав, но 11 сентября...
Ближайшие концерты
  • 12.09.2014 - Stadthalle Neuenstadt, Neuenstadt, Германия
  • 09.09.2014 - Colos-Saal, Aschaffenburg, Германия
  • 10.10.2014 - Turock Gmbh, Essen, Германия

Интервью с Хансом Циллером, Darkside.ru, 2004. Часть 2

А теперь давай поговорим о самой противоречивой песне альбома - "September On My Mind". Все, конечно, поймут, что это песня об 11 сентября 2001 года, но тебе не кажется, что многим немцам не понравятся строчки "We are all Americans / I'm saying it with pride" ("мы все - американцы, я говорю об этом с гордостью")?

Дело в том, что у Клауса день рождения 11 сентября. В 2001 году он хотел устроить на день рождения грандиозную вечеринку, а тут… сам знаешь, что произошло. И год спустя он написал песню об этих событиях. Тогда, 11 сентября, наш канцлер сказал: "В этот день все люди в мире, особенно мы, немцы, являютя американцами. Террористы посягнули не на Америку, они посягнули на свободу всех людей в мире". Во Всемирном Торговом Центре погибли не только американцы, там были и немцы, и испанцы, и японцы, и русские. И этот террористический акт был совершен против свободы во всем мире. Когда это случилось, многие ходили в майках с надписью: "Мы все - американцы". Но потом началась война в Ираке, и люди изменили мнение. Я не согласен с тем, что Буш делает в Ираке, я всегда говорю, что он не прав, но 11 сентября - это совсем другое дело. Правда, про это сейчас уже мало кто помнит. А смысл песни в том, что хотя мы не согласны с войной Буша против Ирака, 11 сентября в том здании было много людей, которые ничего не могли сделать, и мне кажется, что это очень печально. Почитайте текст внимательно, и вы поймете, что хотел сказать Клаус.

Пару лет назад вы выпустили DVD, который получился очень интересным, но если сравнить его с видеокассетой 1993 года "Bonfire: The Best", нетрудно заметить, что все клипы повторяются, а разные прикольные диалоги, которые были на кассете между клипами, куда-то подевались. Зачем это было сделано?

Ой, я не знаю. (Смеется.) Я сам ничего не вырезал, это все BMG. Может быть, они не вписывались по времени, но точно сказать не могу. Это дело издавали BMG, и они сами решали, что включать на DVD, а что оставить "за бортом". Я не знаю, какими критериями они руководствовались. Знаешь, иногда лейблы поступают очень странно.

Кстати, про странности. В 1997 году у вас вышел сборник под названием "Hot & Slow". Однако, вопреки названию, некоторые включенные в него песни ("Starin' Eyes", например) никак не назовешь медленными. Каков же был смысл издания такого диска?

Это все опять наш лейбл. В то время у них была целая серия сборников под названием "The Best Of: Hot & Slow", там были диски Scorpions и других групп, подписанных на RCA и BMG. А поскольку мы тоже там были подписаны, в эту серию запихнули и нас. Вот и весь смысл.

В последние несколько лет Клаус и бывший басист Bonfire Йорг Дайзингер пару раз говорили в интервью, что существуют планы переиздать на компакт-дисках альбомы группы Cacumen, которая была предтечей Bonfire. Есть ли какие-нибудь подвижки в этой области?

Думаю, в 2004 году права на эти записи снова станут свободными, и мы переиздадим на CD два виниловых альбома Cacumen. Насколько я представляю себе ситуацию, они тоже выйдут на LZ Records, в 2004 году мы начнем над этим работать. Записи будут ремастированы, чтобы добиться лучшего звука, но оформление останется оригинальным.

А где эти диски вышли изначально?

Ой, этих лейблов уже давно и в помине нет. Первый альбом ("Cacumen") вышел на Rockport Records во Франкфурте, а второй ("Bad Widow") - на Boom Records в Бохуме.

Кстати, ты не знаешь, чем сейчас занимается Йорг Дайзингер? Вы поддерживаете контакт?

Мне кажется, он живет в Таиланде и планирует начать новый проект с Полом Сабу и Энджелом (Энджел Шляйфер, гитарист Bonfire в 1990-1993 гг. - прим. авт.).

В продолжение разговора о Cacumen хотелось бы задать такой вопрос: в некоторых источниках указано, что группа существовала аж с 1972 года. Это действительно так?

Да, я собрал Cacumen в 1972 году, а Клаус присоединился к нам в 1978-м.

Чем же вы занимались с момента основания группы и до записи первого альбома, который вышел чуть ли не 10 лет спустя?

Ну, сначала это был просто школьный ансамбль. Я основал его, когда мне было 12 лет, и мы играли в школах, на вечеринках, в основном делали кавера - Rolling Stones, Джими Хендрикс, Ten Years After, Uriah Heep, Black Sabbath и т.д. А когда к нам присоединился Клаус, мы стали писать собственные вещи.

Как вы познакомились?

Клаус родился и жил в другом городе, но потом его родители переехали в мой родной Ингольштадт, потому что его отец нашел там работу. Еще до переезда он играл в какой-то группе, ну а когда его семья оказалась в Инглоьштадте, он стал искать местный коллектив, который бы играл музыку, которая ему нравилась. Он поместил объявление в газете, я его прочел, а поскольку певец Cacumen покинул группу за пару месяцев до этого, я позвонил Клаусу и сказал: "Приходи к нам на базу, поджемуем и посмотрим, что у нас получится". Все получилось замечательно, и вот уже 25 лет мы вместе! (Смеется.)

Йорг однажды сказал, что Bonfire записали бэк-вокал на альбоме Accept "Russian Roulette" (1986). Как вы оказались вовлечены в этот проект?

Когда Accept записывали тот диск, мы работали в Dierks Studios над записью дебютника Bonfire "Don't Touch The Light". И они попросили нас помочь - им нужен был большой хор. Помню, что бэк-вокалистов было чуть ли не 20 человек - все музыканты Bonfire, все музыканты Accept и т.д. Мы собрались в одной комнате и пели вместе.

Правда ли, что знаменитый продюсер Михаэль Вагенер (именно кадры с его участием были вырезаны при подборе материала для DVD - прим. авт.) сам приехал к вам в Германию в 1987 году и сказал: "Я хочу продюсировать ваш следующий диск"?

Мы познакомились с Михаэлем в Dierks Studios, когда он продюсировал диск Accept, и уже тогда мы обсуждали возможность совместной работы. А когда настало время делать диск "Fireworks", он был первым, кого мы пригласили. Мы позвонили ему в Америку, и он сказал: "Окей, приезжайте!" Что мы и сделали. Мы прожили в Штатах примерно три месяца и за это время сочинили и записали альбом. Чудесное было время! В тот момент Михаэль был нашим любимым продюсером.

Не мог бы ты поподробнее рассказать о песне "Sweet Obsession"? Если я правильно понял, ее сочинили известный продюсер Джек Понти (работал с Элисом Купером, Доро) и не менее известный вокалист Джо Линн Тернер (ex-Rainbow, ex-Deep Purple). Как вы заполучили ее для Bonfire?

Это было, когда мы сочиняли материал для "Fireworks" в Америке. Мы встретились с Джеком Понти и Джо Линн Тернером и написали вместе "Sweet Obsession" и "Sleeping All Alone". Также нам помог Френк Заппа, он очень опытный музыкант. А еще мы написали "American Nights" с Марком Риблером. Мы тогда много занимались сочинительством и написали множество песен вместе с разными авторами. Благодаря этому мы приобрели бесценный опыт.

© Русскоязычный фан-сайт группы Bonfire.
Копирование информации разрешено только с прямой и индексируемой ссылкой на первоисточник.
Контакты | Друзья